Skip to content Skip to sidebar Skip to footer

Последние новости о ЖКХ в России сегодня

ЖКХ Ньюс

Споры о реализации «котловой модели» тарифного регулирования: предмет доказывания

Речь пойдет об определении предмета доказывания по спорам сетевых организаций по вопросу реализации «котловой модели» тарифного регулирования.

Принцип недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии по сети предполагает установление равных условий предоставления услуг и равных тарифов потребителям, расположенным в одном регионе и принадлежащим к одной группе (категории).

Согласно правовой позиции, изложенной в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 11.08.2016 № 305-ЭС16 – 3763, исполнение принципа недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии по сети осуществляется через котловую экономическую модель, в рамках которой потребитель услуг вступает в правоотношения с одной из сетевых организаций («котлодержателем») вне зависимости от того, сколько сетевых организаций фактически задействовано в передаче электроэнергии до этого потребителя.

Потребитель заказывает «доставку» электрической энергии у одного исполнителя, который для транспортировки энергоресурса вправе привлечь соисполнителей, за действия которых отвечает как за свои собственные.

При модели «котел снизу» услуги оплачиваются сетевой организации, к которой присоединены энергопринимающие устройства потребителя; при модели «котел сверху» – одной из сетевых организаций, участвующих в котловой модели, определенной регулирующим органом.

Впоследствии, денежные средства, оплаченные потребителями по единому (котловому) тарифу, распределяются между участвовавшими в оказании услуг сетевыми организациями по индивидуальным тарифам, установленным для пар смежных сетевых организаций (пункты 8, 34 – 42 Правил № 861, пункт 49 Методических указаний по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке, утвержденных приказом ФСТ России от 06.08.2004 № 20‑э/2).

Ввиду того что фактические затраты сетевых организаций в регионе различны, для получения положенной им экономически обоснованной необходимой валовой выручки (далее – НВВ) каждой паре сетевых организаций утверждается индивидуальный тариф взаиморасчетов, по которому одна сетевая организация должна передать другой дополнительно полученные денежные средства (подпункт 3 пункта 3 Основ ценообразования № 1178, пункты 49, 52 Методических указаний №20‑э/2).

Как следует из Правил №1178, принципов и методов расчета цен (тарифов), установленных в разделе III Основ ценообразования № 1178, а также пунктов 43, 44, 47 – 49, 52 Методических указаний №20‑э/2, тариф устанавливается таким образом, чтобы обеспечить сетевой организации экономически обоснованный объем финансовых средств, необходимых для осуществления регулируемой деятельности в течение расчетного периода регулирования (НВВ).

По общему правилу сетевые организации получают плату за услуги по передаче электрической энергии по установленным им тарифам по тем объектам электросетевого хозяйства, которые учитывались регулирующим органом при принятии тарифного решения. Такой порядок распределения совокупной НВВ экономически обоснован и обеспечивает баланс интересов сетевых организаций.

Вместе с тем, при оценке правоотношений сторон по спорам, связанным с отчуждением объектов электросетевого хозяйства, необходимо учитывать правовую позицию, изложенную в определении Верховного Суда РФ от 27.04.2020 № 306-ЭС20 – 6522 по делу № А12 – 22151/2019, а именно вывод о том, что утрата одной из организаций, участвующей в тарифном решении на период регулирования, статуса сетевой организации (отчуждение объектов электросетевого хозяйства) не влечет изменение котлового баланса.

Пример. Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 12.09.2019 по делу №А12 – 22151/2019, оставленным без изменения постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.11.2019 и постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 11.02.2020, отказано в иске ООО «Волгоградская ГРЭС» к ПАО «МРСК Юга» об обязании заключить дополнительное соглашение к договору оказания услуг по передаче электрической энергии от 27.06.2017, на основании которого истец (исполнитель) оказывал услуги потребителям и смежным сетевым организациям.

В обоснование иска ООО «Волгоградская ГРЭС» указало на приобретение ООО «Промышленные технологии» имущества производственного комплекса ВОАО «Химпром», что, по мнению истца, повлекло утрату ВОАО «Химпром» статуса сетевой организации и необходимость внесения изменений в заключенный сторонами договор, путем исключения из приложения №2 сетевой организации ВОАО «Химпром», включения в раздел «Отпуск в сети потребителей» потребителя – ООО «Промышленные технологии» и изменения порядка расчетов между смежными сетевыми организациями, согласно которому отпуск электроэнергии в ранее принадлежащую ВОАО «Химпром«сеть, не является перетоком в сеть ТСО, а является электропотреблением ООО «Промышленные технологии».

При рассмотрении дела судом учтено, что исходя из принятой в регионе схемы взаиморасчетов по единым котловым тарифам, за объем полезного отпуска потребителям тарифную выручку получают территориальные сетевые организации (ТСО) ПАО «МРСК Юга», ПАО «Волгоградоблэлектро», ПАО «ВМЭС», МКП «Волжские межрайонные электрические сети». По установленным индивидуальным тарифам ПАО «МРСК Юга» оплачивает услуги нижестоящих ТСО (в т.ч. ООО «Волгоградская ГРЭС»), исходя из установленной им необходимой валовой выручки, с учетом доли затрат приходящейся на сторонних потребителей. Разница между полученной тарифной выручкой по единым тарифам, выручкой, отдаваемой нижестоящим сетевым компаниям по индивидуальным тарифам, и собственной утвержденной НВВ распределяется между крупной (ПАО «МРСК Юга») и средними ТСО (ПАО «Волгоградоблэлектро», ПАО «ВМЭС», МКП «Волжские межрайонные электросети») по индивидуальным тарифам.

Таким образом, право на получение оплаты за услуги по передаче электрической энергии по единым (котловым) тарифам возникает у ПАО «МРСК Юга», ПАО «Волгоградоблэлектро», ПАО «ВМЭС» и МКП «Волжские межрайонные электросети», к объектам электросетевого хозяйства которых непосредственно или опосредованно, через сети прочих ТСО, присоединены энергопринимающие устройства потребителей.

В соответствии с приказом КТР Волгоградской области от 26.12.2018 № 48/24 установлены индивидуальные тарифы на услуги по передаче электроэнергии на 2019 год как между ПАО «МРСК Юга» и ООО «Волгоградская ГРЭС», так и между ПАО «МРСК Юга» и ВОАО «Химпром».

Базой для расчета ставки на оплату технологического расхода (потерь) электроэнергии для ООО «Волгоградская ГРЭС» являлся плановый сальдированный переток электроэнергии между сетевыми организациями, т.е. объем, поступивший в сеть ООО «Волгоградская ГРЭС» от ПАО «МРСК Юга» и ПАО «Волгоградоблэлектро», за вычетом объемов перетока в ТСО ПАО «МРСК Юга», ПАО «ВМЭС», ПАО «Волгоградоблэлектро» и ВОАО «Химпром».

При отсутствии установленных законом оснований, предлагаемая истцом модель взаиморасчетов приведет к увеличению оплачиваемого ПАО «МРСК Юга» сальдированного перетока практически в 5 раз и к увеличению тарифной выручки, получаемой ООО «Волгоградская ГРЭС» по индивидуальному тарифу, которая более чем в три раза превысит размер утвержденной уполномоченным органом НВВ на 2019 год. 

При условии увеличения объема сальдированного перетока, для обеспечения собираемости НВВ, утвержденной КТР Волгоградской области для ООО «Волгоградская ГРЭС» НВВ на 2019 г., потребовался бы пересмотр индивидуального тарифа между ПАО «МРСК Юга» и ООО «Волгоградская ГРЭС» в течение регулируемого периода при отсутствии оснований, предусмотренных пунктом 7 Основ ценообразования.

Суды указали на наличие в действиях истца признаков злоупотребления правом, учитывая, что изменение в сторону увеличения показателей электрической энергии и мощности, относительно принятых КТР Волгоградской области при установлении тарифов на услуги ООО «Волгоградская ГРЭС» на 2019 год, в ситуации существующей экономической модели тарифного регулирования региона, приведет к изменению утвержденных НВВ пары территориальных сетевых организаций; получению сверхдоходов ООО «Волгоградская ГРЭС» и убыткам ПАО «МРСК Юга», выразившимся в некомпенсированных тарифными решениями расходах на услуги сторонних территориальных сетевых организаций.

Перераспределение котловой тарифной выручки не в соответствии с утвержденным тарифным решением для электросетевого комплекса Волгоградской области повлечет нарушение принципа государственного ценового регулирования услуг по передаче электроэнергии и противоречит пунктам 2, 4 статьи 23 Федерального закона № 35-ФЗ, положениям раздела III Основ ценообразования, пунктам 43, 44, 47 – 49, 52 Методических указаний № 20‑э/2.

Согласно пункту 16 Основ ценообразования, определение состава расходов, включаемых в НВВ, и оценка их экономической обоснованности производятся в соответствии с законодательством РФ и нормативными правовыми актами, регулирующими отношения в сфере бухгалтерского учета.

По общему правилу тарифные решения принимаются исходя из предложений регулируемых организаций о прогнозных величинах. В качестве базы для расчета тарифов используются объем отпуска электроэнергии потребителям, величина мощности и величина технологического расхода.

Правом на непосредственное участие в процедуре утверждения тарифного решения и на его обжалование обеспечивается интерес сетевых организаций в определении надлежащего размера тарифа. Этим же определяется обязанность сетевых организаций в дальнейшем придерживаться в своей деятельности установленных параметров.

Законодательство гарантирует субъектам электроэнергетики соблюдение их экономических интересов в случае осуществления ими деятельности разумно и добросовестно и не содержит императивного запрета на получение сетевой организацией платы за услуги по передаче электроэнергии с использованием объектов электросетевого хозяйства, поступивших в ее законное владение в течение периода регулирования.

Объективно возникающий в этом случае дисбаланс корректируется впоследствии мерами тарифного регулирования, которыми предусмотрено возмещение убытков регулируемым организациям в последующих периодах регулирования при наличии неучтенных расходов, понесенных по не зависящим от этих организаций причинам (пункт 7 Основ ценообразования № 1178, пункт 20 Методических указаний №20‑э/2).

Корректировка мерами тарифного регулирования возникающих у регулируемых организаций недополученных или необоснованных доходов является дополнительным механизмом защиты потребителей и организаций, осуществляющих регулируемую деятельность, не исключающим предъявление иска к неосновательно обогатившемуся лицу.

При рассмотрении дел указанной категории следует учитывать, что мерами тарифного регулирования корректируются только объективные просчеты такого регулирования (подключение новых объектов электроснабжения, изменение схемы энергоснабжения).

Данный правовой подход сформулирован в определениях Верховного Суда РФ от 26.10.2015 № 304-ЭС15 – 5139, от 19.01.2017 № 305-ЭС16 – 10930(1,2); постановлениях Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 30.11.2021 по делу № А45 – 12703/2020, от 26.10.2021 по делу № А75 – 23669/2019.

Пример – спор, разрешенный Арбитражным судом Волгоградской области в рамках дела №А12 – 1504/2017.

Истец (сетевая организация, котлодержатель), ссылаясь на то, что ответчик (смежная сетевая организация), в нарушение принятой Комитетом тарифного регулирования схемы взаиморасчетов на 2016 г., заключил «прямые» договоры оказания услуг по передаче электрической энергии с конечными потребителями электрической энергии и получил выручку за оказанные им услуги, которую должен был получить истец за спорный период (с января по октябрь 2016 года), обратился в суд с исковым заявлением о взыскании неосновательного обогащения.

Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 02.05.2017, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении иска отказано.

Определением Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 28.06.2018 № 306-ЭС17 – 23208 указанные судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Верховный Суд РФ указал на отсутствие правовых оснований для удержания смежной сетевой организацией (ответчиком) денежных средств, полученных по котловому тарифу и подлежащих в силу нормативного регулирования перераспределению между сетевыми организациями, необходимая валовая выручка которых учтена при формировании и утверждении котловой модели взаиморасчетов, такие действия общества приведут к причинению вреда другим лицам и нарушению установленной законодательством схемы расчетов.

Принятым при новом рассмотрении дела решением суда первой инстанции от 13.12.2019, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении иска отказано.

Определением Верховного Суда РФ от 30.04.2021 № 306-ЭС17 – 23208, при отказе в передаче кассационной жалобы истца для рассмотрения в Судебную коллегию по экономическим спорам, отмечено, что вопрос об экономически необоснованных доходах ответчика (смежной сетевой организации) разрешен последующими мерами тарифного регулирования.

Бремя доказывания учета недополученных сетевой организацией – истцом доходов (расходов) в последующих периодах тарифного регулирования возлагается на сетевую организацию – ответчика, возражающую против требований о взыскании стоимости оказанных услуг (неосновательного обогащения).

Вместе с тем, при рассмотрении данной категории дел, в ряде случаев судом устанавливались факты намеренного совершения сетевыми организациями действий в обход тарифного решения (в том числе по использованию объектов электросетевого хозяйства, сведения о которых сетевые организации не подавали в регулирующий орган), что влекло перераспределение котловой тарифной выручки не в соответствии с утвержденным тарифным решением.

Субъективные просчеты сетевых организаций, к которым, помимо прочего, может быть отнесен выход за рамки экономической модели, являются рисками их предпринимательской деятельности и возмещению не подлежат.

Указанный подход к рассмотрению споров данной категории изложен в определениях Верховного Суда РФ от 08.09.2016 № 307-ЭС16 – 3993, от 28.12.2017 № 306-ЭС17 – 12804, постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 29.08.2019 по делу № А55 – 20108/2018.

Заключение после утверждения индивидуального тарифа сетевой организацией договоров аренды дополнительного электросетевого оборудования не запрещено действующим законодательством. Вместе с тем, такого рода сделки приводят к увеличению стоимости услуг по передаче электрической энергии, и как следствие – к дисбалансу в распределении совокупной необходимой валовой выручки.

В том случае, если заключение подобных договоров не имело технических предпосылок или экономического смысла, такие действия могут быть расценены как злоупотребление правом в соответствии со ст. 10 ГК РФ.

Так, определением Верховного Суда РФ от 09.03.2016 № 307-ЭС14 – 4622 отказано в передаче в Судебную коллегию по экономическим спорам дела № А26 – 6783/2013. Судами установлено, что приобретение в аренду электросетевого оборудования (подстанции) одной сетевой организацией привело к значительному увеличению стоимости услуг для другой сетевой организации. Суды посчитали, что предпринимательский риск, связанный с приобретением дополнительных объектов электросетевого хозяйства, лежит на сетевой организации, которая приобрела эти объекты и признали правомерным проведение расчетов, исходя из индивидуального тарифа и мощности, установленных на момент принятия тарифного решения.

Аналогичная правовая позиция изложена в определении Верховного Суда РФ от 26.10.2015 № 304-ЭС15 – 5139 по делу № А27 – 18141/2013. В данном случае суд также указал на необходимость установления истинной цели изменения точек поставки электроэнергии.

По итогам последующего рассмотрения дела судами был сделан вывод о том, что действия сетевой организации направлены исключительно на обход правовых норм о государственном регулировании цен и подрыв баланса интересов потребителей услуг, иных сетевых организаций и являются злоупотреблением правом.

Вместе с тем, в ряде случаев при рассмотрении споров указанной категории суд приходит к выводу о том, что приобретение в аренду электросетевого оборудования было вызвано объективными причинами (подключением новых объектов электроснабжения, изменением схемы энергоснабжения и др.).

Так, по результатам рассмотрения дела №А50 – 6776/2015 суд не усмотрел злоупотребления либо недобросовестного поведения со стороны сетевой организации, принявшей в аренду объекты электросетевого хозяйства, установив, что приобретение указанных объектов не носило формальный характер, а преследовало цель реального использования данного имущества для оказания услуг по передаче электрической энергии (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 21.03.2017 № Ф09 – 9099/15)

Аналогичный вывод содержится в постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 04.03.2019 по делу № А55 – 32833/2017.

Бремя доказывания наличия признаков злоупотребления в действиях сетевой организации (истца) и отсутствия обязанности по оплате, возлагаются на смежную сетевую организацию (ответчика).

В свою очередь сетевая организация, требующая оплаты услуг по объектам, не вошедшим в тарифное решение, доказывает наличие объективных (экономических, технических и др.) причин, по которым объекты электросетевого хозяйства не были учтены регулирующим органом при принятии тарифного решения на период регулирования.

Подготовлено на основе Методических рекомендаций президиума Арбитражного суда Волгоградской области от 14.01.2022

Поделиться мнением о прочитанном

Главные темы
Собрание

Общее собрание собственников

Оплата ЖКУ

Оплата услуг в сфере ЖКХ

Содержание жилья

Содержание и текущий ремонт

Отопление

Теплоснабжение многоквартирного дома

Электроснабжение

Электричество в многоквартирном доме

Мусор

Обращение с твердыми коммунальными отходами

Газоснабжение

Поставка газа и газовое оборудование

Водоснабжение

Горячее и холодное водоснабжение, водоотведение

Капремонт

Капитальный ремонт в многоквартирном доме

Лицензирование

Лицензирование и управление многоквартирным домом