ЖКХФЛПишут читатели

Судебная практика ЖКХ Калининградской области

Областные суды обобщают принятые решения по наиболее важным делам, чтобы нижестоящие инстанции видели свои просчеты, а истцы и ответчики могли оценить перспективы аналогичных споров. Калининградский областной суд тоже опубликовал свои обзоры, из которых мы взяли дела, связанные с жилищным законодательством.

Позиция суда: суд первой инстанции безосновательно отказал в удовлетворении исковых требований о компенсации морального вреда и взыскании штрафа с управляющей компании, по вине которой произошло затопление жилого помещения в МКД.

При разрешении спора о взыскании с управляющей компании ущерба, причиненного залитием квартиры, судом установлено, что затопление квартиры истца произошло в системе водоснабжения и отопления, относящихся к общему имуществу МКД, в зоне ответственности ответчика, в связи с непринятием управляющей компанией соответствующих мер по выявлению имеющихся недостатков в общих системах дома, и установлена вина управляющей компании в ненадлежащем содержании общего имущества МКД.
Суд первой инстанции пришел к выводу о взыскании с ответчика в пользу истца материального ущерба, причинённого заливом квартиры, в размере 159 702 рублей, с чем согласился суд апелляционной инстанции.
Кроме того, обоснованным признано решение суда в части отказа в удовлетворении требований истца о взыскании с ответчика неустойки в соответствии со статьями 31, 28 Закона РФ «О защите прав потребителей» за нарушение сроков удовлетворения требований потребителя в сумме 174702 рублей, поскольку эти требования вытекают из обязательства по возмещению вреда.

В то же время судебная коллегия не согласилась с решением суда в части отказа в удовлетворении исковых требований о компенсации морального вреда, штрафа, отменив в этой части решение суда с вынесением нового решения об удовлетворении указанных требований частично.
При этом апелляционная инстанция исходила из того, что причиной заливов квартиры истца явилось непринятие управляющей компанией ответчика соответствующих мер по выявлению имеющихся недостатков в общих системах дома, а также ненадлежащее содержание общего имущества МКД, что свидетельствует о нарушении прав истца как потребителя, предусмотренных Законом РФ «О защите прав потребителей», которому ответчиком оказываются услуги по управлению многоквартирным жилым домом ненадлежащего качества.

С учетом положений ст. 15 указанного Закона и поскольку факт нарушения прав истца как потребителя установлен, судебная коллегия пришла к выводу, что учетом степени вины причинителя вреда, характера нарушения прав истца, а также требований разумности и справедливости с ответчика в пользу истца подлежит взысканию компенсация морального вреда в размере 5 000 рублей.

Кроме того, на основании п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» с ответчика в пользу истца взыскан штраф, который в целях соразмерности последствиям нарушения обязательства на основании ст. 333 ГК РФ судебная коллегия определила в размере 25000 рублей (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда № 33 – 4981/2019 от 16 октября 2019 г.).

Позиция суда: приостановление предоставления коммунальной услуги возможно при наличии в совокупности следующих условий: наличие у лица задолженности по оплате коммунальной услуги в размере, превышающем сумму двух месячных размеров платы за данную коммунальную услугу, исчисленных исходя из норматива потребления коммунальной услуги; отсутствие между сторонами соглашения о погашении задолженности либо невыполнение истцом условий такого соглашения; факт уведомления истца ответчиком о приостановлении предоставления коммунальной услуги.

Собственница помещения обратилась с иском в суд к управляющей компании, ссылаясь на то, что ею приобретена квартира в марте 2018 г., однако она не имеет возможности пользоваться своим имуществом в связи с прекращением подачи электроэнергии в ее жилое помещение и отсутствием горячей воды в квартире.

Суд установил, что истица в период с апреля 2018 г. не оплачивала содержание и ремонт жилого помещения, коммунальные услуги, в связи с чем у нее образовалась задолженность. Претензия истицы в управляющую компанию и требование последней возобновить подачу коммунального ресурса остались без удовлетворения. В ходе судебного рассмотрения задолженность по оплате жилищно-коммунальных услуг существенно возросла, по такому вопросу имеются судебные споры, электроснабжение жилого помещения не возобновлено.

Суд первой инстанции отказал должнику в удовлетворении исковых требований в части компенсации морального вреда и возобновлении подачи коммунальной услуги электроснабжения. Суд исходил из того, что наличие у собственника жилого помещения задолженности по жилищно-коммунальным услугам в силу действующего законодательства дает исполнителю коммунальных услуг право принимать решение об ограничении или приостановлении коммунальной услуги электроснабжения.

Областной суд пришел к другим выводам:
- факт наличия у истца задолженности по оплате электроэнергии, а также факт надлежащего уведомления истца о приостановлении предоставления коммунальной услуги, в таком случае должен доказать ответчик. Однако управляющей компанией не представлено доказательств наличия у истца задолженности по оплате коммунальной услуги по электроснабжению в размере, превышающем сумму 2 месячных размеров платы за данную коммунальную услугу, исчисленных исходя из норматива потребления коммунальной услуги;
- напротив, из сведений о задолженности истицы по каждому виду коммунальной услуги в отдельности, в соответствии с требованием п. 118 Правил № 354, за период с апреля 2018 г. по апрель 2019 г., начисление оплаты за коммунальную услугу электроснабжения имело место только в апреле 2018 г. в сумме 172,48 рублей В остальные периоды согласно данным прибора учета, потребления такой услуги в спорном жилом помещении не имелось и начислений за такой вид коммунальной услуги не производилось. Таким образом, задолженность за электричество как по состоянию на 1 сентября 2018 г., когда в адрес последней было направлено уведомление о возможности прекращения подачи коммунальной услуги, так и на 3 октября 2018 г., когда такая подача была прекращена, составляла 172,48 рублей за апрель 2018 г., что очевидно менее суммы 2 месячных размеров платы за данную коммунальную услугу, исчисленных исходя из норматива потребления этой коммунальной услуги. Этот размер задолженности не давал исполнителю права приостанавливать подачу электроэнергии в жилое помещение истца;
- вывод суда первой инстанции о том, что приостановление подачи коммунальной услуги электроснабжения возможно при наличии у собственника жилого помещения любой задолженности по жилищно-коммунальным услугам, не соответствует положениям приведенных выше Правил № 354, регулирующим порядок приостановления или ограничения коммунальных услуг.

С учетом изложенного, решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований собственника к управляющей компании отменено с принятием нового решения о взыскании с ответчика компенсации морального вреда в сумме 1000 рублей, штрафа 500 рублей и возложении обязанности восстановить бесперебойную подачу электроэнергии в квартире (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда № 33 – 1679/2020 от 11 июня 2020 г.).

Позиция суда: поскольку засор, послуживший причиной затопления квартиры истца, образовался на участке трубопровода внутридомовой системы водоотведения, входящего в состав общедомового имущества, ответственность за надлежащее содержание которого возложена на управляющую организацию, апелляционная инстанция пришла к выводу о том, что обязанность по возмещению причиненного истцу ущерба подлежит возложению на ответчика из-за ненадлежащего исполнения возложенных на него обязанностей по содержанию общего имущества МКД.

При разрешении спора о возмещении управляющей компанией ущерба, причиненного в результате залива, судом установлено, что 10 июня 2019 г. в результате засора общего стояка системы водоотведения произошел залив квартиры истца Мартыновой З.С., в результате которого были причинены повреждения внутренней отделке квартиры. Причиной затопления является засор общего стояка системы водоотведения.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о взыскании с управляющей компании суммы ущерба, суд первой инстанции исходил из отсутствия доказательств, подтверждающих вину управляющей компании в причинении истцу ущерба. Суд пришел к выводу о том, что причиной залива явилось несоблюдение собственниками помещений дома установленных норм и правил, в соответствии с которыми запрещен сброс в централизованные системы водоотведения материалов, которые могут привести к возникновению препятствий для стока канализационных вод, тогда как управляющая организация надлежащим образом исполняла обязанности по содержанию системы водоотведения МКД.

Апелляционная инстанция с такими суждениями суда не согласилась:
- организация по обслуживанию жилищного фонда должна обеспечивать, в том числе устранение утечек, протечек, закупорок, засоров, дефектов при осадочных деформациях частей здания или при некачественном монтаже санитарно-технических систем и их запорно-регулирующей арматуры, срывов гидравлических затворов, гидравлических ударов (при проникновении воздуха в трубопроводы), заусенцев в местах соединения труб, дефектов в гидравлических затворах санитарных приборов и негерметичности стыков соединений в системах канализации, обмерзания оголовков канализационных вытяжек и т.д. в установленные сроки; контроль за соблюдением нанимателями, собственниками и арендаторами правил пользования системами водопровода и канализации.

В то же время доказательств, подтверждающих надлежащее исполнение обязанностей, возложенных на ответчика приведенными выше нормативными правовыми актами, суду представлено не было. Место засора было обнаружено в месте прохода трубопровода канализационной системы через стену подвального помещения в месте соединения стояка с лежаком и для его устранения потребовалось частичное разрушение этой стены с целью последующего разбора участка трубы, соединяющего стояк с лежаком. В этой связи оснований для вывода о надлежащем выполнении управляющей организацией профилактической прочистки участка трубы, в котором произошел засор, не имеется.

Указание в акте осмотра об извлечении из системы канализации в месте засора наполнителя для кошачьего туалета само по себе не свидетельствует о том, что засор канализационной сети произошел исключительно по этой причине, а также не подтверждает то, что управляющая организация не имела возможности обеспечить своевременное устранение засора, не допустив ухудшения работы канализационной системы.

Доказательств, что залив произошел по вине конкретного собственника жилого помещения, суду не представлено, равно как и не представлено доказательств осуществления управляющей организацией контроля за соблюдением жильцами дома правил пользования системами водопровода и канализации.

Апелляционная инстанция пришла к выводу, что обязанность по возмещению причиненного истцу ущерба подлежит возложению на ответчика из-за ненадлежащего исполнения возложенных на него обязанностей по содержанию общего имущества МКД (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда № 33 – 1741/2020 от 20 мая 2020 г.).

Похожие новости
ЖКХРСО

Планируются изменения в закон о теплоснабжении

ЖКХФЛТСЖ и ЖСКУКПишут читатели

Споры по незаконным кладовкам в подвале МКД

ЖКХФЛТСЖ и ЖСК

Собрание собственников не может устанавливать вознаграждение правлению ТСЖ

ЖКХФЛТСЖ и ЖСКУКПишут читатели

Борьба управляющих организаций с кормлением голубей на балконах