Колонка редактораФЛ

Нарушение тишины соседями

Читатель группы попросил написать заметку о нарушении тишины соседями. Его соседи громко слушают музыку, а обращения в полицию не спасают, поэтому он планирует обратиться в суд за компенсацией морального вреда. 

Согласно ст.17 Жилищного кодекса РФ пользование жилым помещением осуществляется с учетом соблюдения прав и законных интересов соседей, санитарно-гигиенических и иных требований законодательства.

Верховный суд РФ в своём старом определении по делу №88-АПГ12-1 сделал важное замечание: Граждане, находясь в своем жилище, вправе пользоваться тишиной и покоем как в ночное, так и в дневное время. Причем перечень действий, нарушающих тишину и покой граждан, не может являться исчерпывающим.

Многие слышали, что требования к допустимым децибелам регулируются СанПиН. Поэтому обращаю внимание на ещё один очень важный вывод из Обзора судебной практики ВС РФ за 4 квартал 2011 года:

Суд учел, что СанПиН 2.1.2.2645-10 регламентирует уровни шума при эксплуатации инженерного и технологического оборудования, установленного в помещениях общественного назначения. Как следует из письма ФГУЗ “Центр гигиены и эпидемиологии”, в соответствии с Методическими указаниями МУК 4.3.2194-07 “Контроль уровня шума на территории жилой застройки, в жилых и общественных зданиях и помещениях” уровень шума, обусловленный поведением людей, нарушением ими тишины и общественного спокойствия в жилых зданиях и на прилегающей территории, оценке и регламентации не подлежит.

Таким образом, не имеет смысла проводить исследования уровня шума от соседей ни днём, ни ночью. Доказательствами в суде могут служить показания свидетелей, материалы по делам об административных правонарушениях.

Судебной практики больше по ночному времени. Вот на заметку несколько таких судебных решений. Правда взыскиваемая сумма не скрыта только в первом из них. 

1. Житель З. обратился в суд с иском к соседу о взыскании 30 тыс. руб. морального вреда, обосновав своё заявление так:

В квартире этажом выше проживает гражданин Б. На протяжении нескольких лет Б. намеренно нарушает тишину в ночное время суток. З. и его супруга установили кнопку экстренного вызова полиции, с которой было совершено 26 вызовов сотрудников полиции с целью пресечь противоправные действия Б. Сотрудники полиции неоднократно составляли протоколы об административном правонарушении в отношении Б. в связи с тем, что он в ночное время громко слушает музыку или смотрит телевизор, чем нарушает тишину и покой окружающих. Административной комиссией района гражданин Б. привлекался 11 раз к административной ответственности за совершение действий, нарушающих тишину и покой окружающих в ночное время. Просьбы со стороны жильцов Б. игнорирует, на замечания реагирует неадекватно, сотрудников полиции к себе домой не впускает. 

Возражения со стороны шумящего соседа:

Нет доказательств, указывающих на связь вызовов полиции с личностью Б. 22 из 26 вызовов являются ложными, поскольку только 4 из 10 постановлений по делам об административных правонарушениях совпадают по датам с датами вызовов. Нет документов, подтверждающих использование Б. аппаратуры с превышением допустимого уровня звука. Факт составления протокола об административном правонарушении носит формальный характер и не имеет непосредственного отношения к Б., так как помимо него в квартире в разное время находятся иные лица, которые тоже слушают музыку и смотрят телевизор. Участковым никогда не устанавливался факт непосредственного отношения Б. к самому правонарушению. Б. в протоколах вписывал объяснения под диктовку участкового. На основе таких протоколов впоследствии в отношении него выносились постановления об административном правонарушении без его участия. О наличии этих постановлений ответчику впервые стало известно из приложенных к исковому заявлению документов. В прокуратуру города подана жалоба на орган, вынесший эти постановления в связи с нарушением процессуальных прав Б. Поскольку другие соседи не предъявляют претензии к ответчику, иск надуман и вызван неприязненными отношениями. Семья З. с помощью иска стремится наказать Б., отнять у него квартиру, злоупотребляет своими правами. Источником шума могли быть звуки со стороны улицы, пивного бара.

Свидетелями в суде были жена заявителя, которая живёт с ним и также страдает от музыки; тёща, которая тоже страдает, когда приходит ночевать в гости; соседка, которая не страдает, но музыку часто слышит. 

Также допросили брата нарушителя тишины, проживающего вместе с ним. Он сказал, что громкую музыку слушает живущий с ними квартиросъемщик. 

Среди письменных доказательств были справки о вызовах полиции; коллективное заявление начальнику отдела полиции, согласно которому жильцы дома просят принять меры к Б., неоднократно нарушающему тишину и их покой в ночное время; копии материалов дел об административных правонарушениях, по результатам рассмотрения которых вынесены постановления об административных правонарушениях.

Суд удовлетворил заявление З., отклонив все возражения нарушителя тишины:

Постановления об административных правонарушениях вступили в законную силу, до настоящего времени не отменены, в связи с чем все доводы о непричастности Б. к данным правонарушениям подлежат отклонению. Их обжалование в прокуратуру не влияет на существо рассматриваемого дела, поскольку факты систематического нарушения тишины в ночное время были установлены, зафиксированы должностными лицами. Суд критически относится к показаниям брата Б. относительно того, что в ночное время громко слушает музыку и смотрит телевизор квартиросъемщик, а не сам Б., так как показания свидетеля явно противоречат материалам гражданского дела, не согласуются с показаниями свидетелей.

Что касается доводов о том, что не представлено доказательств того, что музыка и телевизор были включены ночью на недопустимой громкости, отклоняются, поскольку действия, нарушающие тишину, имели место, в связи с чем вызывалась полиция, и данные факты были зафиксированы должностными лицами, о чем составлены протоколы. 

(Ленинский районный суд г. Красноярска, № 2-3243/16)

2. Житель Г. обратился в суд с иском о компенсации морального вреда к соседу:

Сосед Н. в течение 2 лет нарушает тишину в ночное время, из его квартиры слышны крики, нецензурная брань, громкая музыка, разговоры и песни ночью. На проводимые беседы сосед не реагирует. По обращениям истца в полицию Н. неоднократно привлекался к административной ответственности. В результате действий Н. истцу причинен моральный вред, в результате нервного психоэмоционального напряжения он проходил стационарное лечение, состояние здоровья резко ухудшилось. 

Ответчик в суд не явился. Суд заслушал только истца и изучил письменные доказательства – постановления административной комиссии поселения о привлечении к административной ответственности, медицинские документы.

Снизив размер компенсации морального вреда, суд удовлетворил требования.

(Краснокаменский городской суд Забайкальского края, № 2-422/2016)

3. Граждане Ч. и Н. обратились в суд с иском к соседу К. о взыскании компенсации морального вреда:

К. проживает этажом ниже, он неоднократно совершал противоправные действия, заключающиеся в нарушении тишины и покоя в дневное и ночное время суток, препятствовал их полноценному отдыху и сну, за что привлекался к административной ответственности. В связи с действиями К. они испытывали нравственные страдания. Также громкое пение соседа в дневное время препятствует отдыху Н. после ночных смен.

Ответчик К. с иском не согласился, считал, что основания для компенсации морального вреда отсутствуют, просил учесть его состояние здоровья и трудное материальное положение.

Суд выслушал стороны, изучил материалы дел об административных правонарушениях и, снизив размер компенсации, удовлетворил иск.

(Мончегорский городской суд Мурманской области, №2-147/2017)

Дополнительно можно почитать решение 2013 года о нарушении тишины и в дневное время, но оно довольно специфическое – там не многоквартирный дом, а частные домики, и измученные соседи приглашали даже телевидение.

А здесь, наоборот, шумящий сосед обратился с иском к жалующимся соседям.

Гражданин К. обратился в суд с иском к соседке В. о взыскании компенсации морального вреда в сумме 20 000 рублей:

В один день “около 16 часов к истцу пришли гости, чтобы отметить праздник. В квартире собралось десять взрослых и один ребенок. Вначале посидели за столом, затем около 19 часов стали танцевать, песни петь. Около 20 часов увидел возле окна сотрудника полиции, вышел на улицу. Сотрудник полиции в дом не заходил, разговаривали с ним на крыльце дома. Никаких замечаний он гостям не делал, а лишь ему сказал, чтобы он громко музыку после 23 часов не включал, так как соседка снова жалуется, позвонила в отдел полиции. Во второй раз сотрудник полиции пришел уже в 22 часу. В это время музыка в квартире уже играла громче. В квартиру он не заходил, с гостями не общался, на крыльце взял с него объяснение. Он был возмущен, так как после этого гости стали расходиться. Ему было перед ними неудобно. Просит взыскать моральный вред, поскольку считает, что соседка издевается над ним, днем не разрешает музыку включать. Она постоянно жалуется в отдел полиции, из-за чего сотрудники полиции его постоянно останавливают на улице, приезжают к нему на работу, вызывают в отдел полиции для дачи объяснений. После прихода полиции у него всегда плохое настроение, ничего делать не может, поэтому настаивает на наказании В. Если ее не наказать, так и будет продолжаться дальше. В квартире соседки тоже часто бывает шумно, что даже спать невозможно, но они никуда не жалуются. Сотрудники полиции возмущаются, что им надоело приходить к ним по вызову В. Свои нравственные страдания оценивает в 20 000 рублей”.

Соседка В. с иском не согласилась, пояснила:

К. включает очень громко музыку, что все стены дома дрожат. Бывает даже такое, что К. включает громко музыку, а сам уходит на работу. Летом они старались уходить из дома, чтобы ничего не слышать, а в остальное время года невозможно жить в доме. У нее больной муж, инвалид, у него ампутирована нога. Она пенсионерка, поэтому оба находятся целый день дома. После такой агрессивной музыки у нее поднимается давление, начинает болеть голова. Она еще может куда-то уйти, а больному мужу приходится слушать музыку, грохочущую на весь дом, постоянно. Она им претензии лично не высказывала, а обращалась сразу же в отдел полиции, чтобы они приняли меры. Со стороны сотрудников полиции претензий не было, что она вынуждена к ним обращаться часто. Работники полиции с пониманием относились к ее заявлениям.

Сотрудники полиции подтвердили суду, что по заявлению В. неоднократно выходили для проверки к шумящему К. Они пытались переговорить с К., стучали ему в двери, но он, как правило, дверь не открывал. Поэтому вызывали его в отдел полиции для получения с него объяснений, при встречах разговаривали на улице, просили громко музыку не включать, чтобы ее не слышали соседи. Однако К. отвечал, что днем имеет право включать музыку громко.

Судом установлено, что гости К. работников полиции не видели, работники полиции в квартиру К. не заходили, замечаний гостям не делали, около 22 часов гости сами по собственной инициативе стали собираться домой, о визите работников полиции узнали от К. через несколько дней.

Обращения соседки в отдел полиции за защитой своих прав и проверка фактов в последующем работниками полиции сами по себе не являются основанием для компенсации морального вреда.

Основанием для компенсации морального и материального вреда может являться лишь виновное действие причинителя вреда и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Тот факт, что К. в силу своих субъективных качеств переживал из-за того, что сотрудники полиции его постоянно останавливают на улице, приезжают к нему на работу, вызывают в отдел полиции для дачи объяснений, не является достаточным основанием для компенсации ему морального вреда.

Суд в иске отказал.

(Юсьвинский районный суд Пермского края, № 2-133/2013)

Похожие новости
ЖКХФЛУК

УК не может расторгнуть договор управления в одностороннем порядке

ФЛ

Суд признал перевод помещения в нежилое незаконным из-за возражений соседа

ФЛ

Суд не запретил работу магазина в жилом помещении. Почему?

ЖКХФЛТСЖ и ЖСКУК

УК не смогла взыскать расходы на содержание с нежилого помещения