Skip to content Skip to sidebar Skip to footer

Практика Верховного Суда Республики Мордовия по вопросам ЖКХ за второе полугодие 2022 года

Опубликован Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Мордовия по гражданским делам за 2 полугодие 2022 года. Несколько позиций оттуда касаются вопросов ЖКХ.

Право общей долевой собственности на общее имущество принадлежит собственникам нежилых помещений в здании в силу закона вне зависимости от его регистрации в ЕГРН, при этом при переходе права собственности на помещение к новому собственнику одновременно переходит и доля в праве общей собственности на общее имущество здания независимо от того, имеется ли в договоре об отчуждении помещения указание на это.

УФССП России по Республике Мордовия обратилось в суд с иском к Л.А.В. о понуждении не чинить препятствия в пользовании имуществом общего пользования нежилого административного здания, об устранении препятствия в пользовании имуществом общего пользования административного здания путем передачи комплекта ключей от установленного замка с автоматическим блокиратором на входной двери здания.

В обоснование требований указав на то, что является правообладателем нежилого помещения (часть административного здания), на 2 этаже здания, общей площадью 162,1 кв. м, которое используется для размещения сотрудников ОСП по Ковылкинскому району. Указанное нежилое помещение является федеральной собственностью и закреплено за истцом на праве оперативного управления. Ответчик Л.А.В. также является правообладателем части этого административного здания. С 1 апреля 2021 г. истец ограничен в пользовании своим нежилым помещением в период с 18 часов 00 минут до 7 часов 45 минут в будние дни, а также в субботу и воскресенье, поскольку ответчиком на входной двери в здание установлен автоматический блокиратор двери, в связи с чем сотрудники ОСП по Ковылкинскому району после 18 часов с понедельника по пятницу лишены возможности покинуть административное здание, а также осуществить проход к своему помещению, расположенному на 2 этаже здания в любое необходимое время. В адрес Л.А.В. неоднократно направлялись письма о прекращении действий по ограничению в пользовании имуществом общего пользования, поскольку в административном здании имеется один вход и одна лестница, однако ответчик систематически создает препятствия для входа в административное здание, установил запрет на пользование лестницей (лестничными маршами 1 и 2 этажей, лестничной клеткой), указывая о принадлежности ему лестницы и входа в нежилое здание, и об автоматическом закрытии двери в установленное им время.

Истцом также указано, что на момент приобретения ответчиком части упомянутого административного здания сотрудники ОСП по Ковылкинскому району уже размещались в своей части нежилого помещения, беспрепятственно осуществляли проход через единственный вход в здание, пользовались лестницей, соединяющей 1 и 2 этажи, порядок пользования административным зданием собственниками уже сложился, в связи с чем, по мнению истца, действия ответчика не основаны на законе и нарушают права истца.

Решением Ковылкинского районного суда Республики Мордовия от 02 августа 2021 г. исковые требования УФССП России по Республике Мордовия оставлены без удовлетворения.

Отменяя состоявшееся судебное решение, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия исходила из следующего.

Из имеющихся в деле сведений, а также пояснений сторон усматривалось, что вход в административное здание, лестничные марши 1 и 2 этажей, лестничная клетка, проход на 2 этаже в помещение истца относятся к местам общего пользования, предназначены для обслуживания в том числе нежилого помещения истца.

Суд апелляционной инстанции посчитал доказанным и установленным тот факт, что указанное имущество общего пользования административного здания согласно представленным техническим паспортам, имеющимся в материалах дела, имело одно и то же назначение, не меняло его. Указанное обстоятельство не оспаривалось сторонами и следовало из материалов дела. Доказательств того, что спорное имущество было запроектировано в качестве помещения какого-либо иного назначения, не направленного на обеспечение технической эксплуатации нежилых помещений, принадлежащих как ответчику, так и истцу, в материалах дела не имелось.

На основании вышеизложенного судебная коллегия пришла к выводу о том, что спорное имущество является общим имуществом собственников нежилых помещений, на него распространяется режим общего имущества, одним из собственников которого являлся Л.А.В., правообладателем второго УФССП России по Республике Мордовия в административном здании, обеспечивающим проход в нежилые помещения 1 и 2 этажей здания.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии достаточных доказательств факта нарушения либо реальной угрозы нарушения права истца, не связанного с лишением владения, при недопустимости нарушения прав ответчика, как собственника нежилого помещения на пользование своим имуществом.

Между тем, такие выводы суда первой инстанции не соответствовали действительности и противоречили действующему законодательству.

В уведомлениях, которые ответчик Л.А.В. направил в адрес начальника ОСП по Ковылкинскому району Республики Мордовия указывалось, что согласно сведениям ЕГРН у нежилого помещения, владельцем которого является УФССП России по Республике Мордовия, имеется отдельный вход и лестничная клетка, соединяющая лестницей 1 и 2 этаж здания, которые расположены с другой стороны нежилого помещения. Однако сейчас сотрудники ОСП по Ковылкинскому району используют принадлежащие ему вход и лестничную клетку, проходя в свое помещение через принадлежащую ему часть административного здания. В связи с чем, уведомил об установке на входе в свое помещение дверей самозакрывания с магнитным замком, которые будут открываться и закрываться в будни дни (с понедельника по пятницу с 8 часов 00 минут по 18 часов 20 минут), в субботу и воскресенье двери открываться не будут. В случае несвоевременного выхода из здания двери закрываются автоматически до 8 часов утра следующего дня. В последующем Л.А.В. уведомил начальника ОСП по Ковылкинскому району Республики Мордовия о том, что сейчас принадлежащую площадку перед дверью на 2 этаже, где имеется входная дверь в ОСП по Ковылкинскому району, он намерен использовать в предпринимательской деятельности, а именно установить платежные терминалы, вход в помещение ОСП по Ковылкинскому району будет полностью ограничен, в связи с чем предлагает осуществлять проход в свое здание через свой вход и лестничную клетку.

Нежилое помещение, которое на законном праве используется истцом, находится на втором этаже здания. Исходя из имеющихся в материалах дела фотоснимков, объяснений представителей сторон в суде апелляционной инстанции, письменных доказательств, следовало, что входная группа и лестничные марши 1 и 2 этажей, лестничная клетка, проход на 2 этаже в помещение истца, право собственности на которые в составе части нежилого помещения, зарегистрировано за истцом, предназначено для обслуживания части здания, в котором находятся помещения, принадлежащие истцу. других способов пройти к помещениям, не имеется, таковых не установлено судами в ходе рассмотрения этого дела.

Вход на второй этаж здания, о котором указал ответчик, заложен, отсутствует, и выполнял, исходя из представленных сведений, функцию пожарного (запасного, эвакуационного) выхода. Нежилое помещение истца не было возведено как изолированное от части здания, в котором находятся нежилые помещения, принадлежащие ответчику. Входная группа, пользование которой имел намерение ограничить ответчик, предназначена для входа и в помещение истца, поскольку здание спроектировано именно таким образом, что следует из представленных суду документов.

Вход в помещение, находящееся в оперативном управлении истца, должен быть беспрепятственным для него, истец выполняет возложенную на него в силу действующего законодательства государственную функцию, работа сотрудниками осуществляется в ненормированном режиме, что следует из представленных истцом документов (приказ ФССП России «Об утверждении служебного распорядка Федеральной службы судебных приставов» от 13 июня 2017 г., приказ УФССП России «Об утверждении Положения об отделении судебных приставов по Ковылкинскому району Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Мордовия» от 15 июня 2021 г. № 181). Устанавливая ограниченный проход в здание, ответчик тем самым устанавливал пользование имуществом, принадлежащим истцу ограниченно, по часам.

Из материалов дела следовало и сторонами не оспаривалось, что истец ранее пользовался спорным имуществом общего пользования административного здания для прохода в свои помещения, затем ответчик, который стал собственником части здания, стал препятствовать истцу в этом, направив уведомление, предполагающее платное пользование помещением как чужим, принадлежащим ответчику.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что в результате указанных действий ответчика права истца нарушены и подлежат защите и восстановлению путем удовлетворения требований о понуждении не чинить препятствия в пользовании имуществом общего пользования нежилого административного здания (лестничными маршами 1 и 2 этажей, лестничной клеткой, проходом на 2 этаже в помещение истца, входом в административное здание), а также об устранении препятствия в пользовании имуществом общего пользования путем передачи комплекта ключей от установленного замка с автоматическим блокиратором на входной двери здания (апелляционное определение от 12 июля 2022 г. №33 – 1273/2022).

При определении нуждаемости в жилом помещении следует учитывать всех лиц, имеющих равное право пользования жилым помещением.

Я.А.Г. обратился в суд с иском к администрации городского округа Саранск о признании незаконным постановления о снятии с учета нуждающихся в жилых помещениях и возложении обязанности восстановить в очереди учета граждан, нуждающихся в жилых помещениях, указав, что постановлением главы администрации городского округа Саранск от 30 июня 2009 г. № 1467 он принят на учет граждан, нуждающихся в жилых помещениях (улучшении жилищных условий) и включен в общую очередь за № 13828, на государственную поддержку за № 5254. В 2020 г. он значился в общей очереди за № 4084, на государственную поддержку за № 661.

Постановлением администрации городского округа Саранск он снят с учета нуждающихся в жилых помещениях, поскольку утрачены основания, дающие право на получение жилого помещения, обеспечен общей площадью жилого помещения на одного члена семьи более учетной нормы – более 12,5 кв.м (пункт 2 части 1 статьи 56 Жилищного кодекса РФ).

Просил суд признать незаконным указанное постановление администрации городского округа Саранск и возложить на администрацию городского округа Саранск обязанность восстановить его – инвалида I группы в очереди учета граждан, нуждающихся в жилых помещениях (улучшение жилищных условий) с первоначальной даты принятия на учет, а именно за № 1467 от 30 июня 2009 г.

Решением Ленинского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от 1 декабря 2021 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия от 2 марта 2022 г., исковые требования Я.А.Г. оставлены без удовлетворения.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, оценив представленные в материалы дела доказательства, посчитал установленным и исходил из того, что истец обеспечен общей площадью жилого помещения на одного члена семьи более учетной нормы – более 12,5 кв.м, указав, что семья брата истца с учетом положений статьи 31 Жилищного кодекса РФ не является членами семьи истца и данные лица не подлежат учету при расчете учетной нормы.

Судом также указано, что Я.А.Г. не предоставлял в администрацию городского округа Саранск документ, подтверждающий наличие у него заболевания, при котором невозможно проживание с другими членами семьи в одном жилом помещении. Кроме того, истец не обращался с заявлением о принятии его на учет нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, а также с заявлением о признании его малоимущим.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 15 сентября 2022 г. апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия от 2 марта 2022 г. отменено, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия от 07 декабря 2022 г. решение Ленинского районного суда г. Саранска Республики Мордовия отменено, исковые требования истца удовлетворены в полном объеме, при этом суд апелляционной инстанции исходил из положений статей 49, 50, 51, 56 Жилищного кодекса РФ, а также статьей 7 и 9 Закона Республики Мордовия от 01 июля 2005 г. № 57‑З «О правовом регулировании жилищных отношений в Республике Мордовия», указав, что в предмет доказывания по данному спору входит установление обстоятельств, свидетельствующих об утрате истцом оснований, дающих ему право на получение жилого помещения по договору социального найма.

Судом установлено и из материалов дела следовало, что истец, будучи инвалидом 1 группы, как на момент постановки на учет, так и сейчас проживал в квартире, принадлежащей на праве общей долевой собственности его родителям (по 1/2 доли).

Указанная квартира имеет общую площадь 63,2 кв.м, в ней зарегистрированы и проживают семь человек: истец, его родители, а также семья брата истца, состоящая из четырех человек.

Определяя обеспеченность истца жилым помещением, суд исключил семью его брата при расчете учетной нормы, с чем судебная коллегия не согласилась, поскольку это противоречит нормам жилищного законодательства, регулирующим отношения по пользованию жилым помещением, находящимся в собственности граждан, и разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ по их применению.

Так, частью 1 статьи 31 Жилищного кодекса РФ определено, что к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители этого собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи.

Вселенные собственником жилого помещения члены его семьи имеют право пользования данным жилым помещением наравне с его собственником, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи (часть 2 статьи 31 Жилищного кодекса РФ).

Для установления факта вселения в жилое помещение в качестве члена семьи собственника, юридически значимым обстоятельством является установление обстоятельств, свидетельствующих о том, что именно собственник, распоряжаясь своей собственностью и своими правами, в соответствии со статьями 209, 288, 292 Гражданского кодекса РФ, статьями 30, 31 Жилищного кодекса РФ, вселил указанных лиц в таком качестве, иное бы свидетельствовало об ограничении права собственника по распоряжению своими правами.

По данному делу для выяснения того, является ли Я.А.Г. нуждающимся в улучшении жилищных условий, с учетом подлежащих применению норм материального права были определены следующие юридически значимые обстоятельства: был ли брат истца и члены его (брата) семьи вселены Я.Г.Х. и Я.М.К., являющимися его родителями в качестве члена семьи собственника в принадлежащее им жилое помещение; на каком основании в этом жилом помещении зарегистрированы и проживают супруга и дети брата истца; заключалось ли между собственниками жилого помещения и братом и членами его семьи какое-либо соглашение, определяющее право брата истца и членов его семьи на это жилое помещение иначе, чем это предусмотрено Жилищным кодексом РФ.

В ходе рассмотрения дела истец возражал против доводов ответчика, что члены семьи его брата не были вселены в квартиру родителей в качестве членов их семьи, вследствие чего они не являются членами одной семьи.

Суд данные доводы не принял во внимание, напротив указав, что семья брата истца не является семьей истца.

Однако суд, определяя обеспеченность истца Я.А.Г. жилым помещением и исключая семью его брата при расчете учетной нормы, не учел тот факт, что как истец, так и его брат с семьей, пользуются жилым помещением, как члены семьи его собственников (родителей).

Какого-либо соглашения с собственниками указанного жилого помещения Я.Г.Х. и Я.М.К., определяющего права брата истца и членов его семьи иначе, чем это предусмотрено Жилищным кодексом РФ, материалы дела не содержат и не установлено судом. В связи с чем и истец, и его брат с семьей, состоящей из четырех человек, относятся к членам семьи собственников жилого помещения Я.Г.Х. и Я.М.К. и имеют право пользоваться им наравне с ними.

Следовательно, при определении нуждаемости истца в жилом помещении, вопреки ошибочным выводам суда первой инстанции, следовало учесть семью брата истца, как имеющую равное право пользования жилым помещением, наряду с другими членами семьи (апелляционное определение от 15 декабря 2022 г. №33 – 2335/2022).

Главные темы
Собрание

Общее собрание собственников

Оплата ЖКУ

Оплата услуг в сфере ЖКХ

Содержание жилья

Содержание и текущий ремонт

Отопление

Теплоснабжение многоквартирного дома

Электроснабжение

Электричество в многоквартирном доме

Мусор

Обращение с твердыми коммунальными отходами

Газоснабжение

Поставка газа и газовое оборудование

Водоснабжение

Горячее и холодное водоснабжение, водоотведение

Капремонт

Капитальный ремонт в многоквартирном доме

Лицензирование

Лицензирование и управление многоквартирным домом